Григорий Кузнецов

Порой нам снятся пророческие сны


Иной раз, кажется, что человеческие судьбы решаются не небожителями, а определенными кругами человечества, но и в этом случае нельзя быть уверенным в том, что не обошлось без воли потусторонних сил. Конечно, есть люди, власть которых столь могущественна и неограниченна в человеческом мире, что кажется абсолютной и поэтому сверхчеловеческой. Но нельзя не принимать во внимание тот факт, что в иерархии разума, человек занимает далеко не высшую ступень. Соответственно то, что наш разум не в состоянии "оценить" является границей нашего незнания, а значит началом и продолжением всего сущего, которое живет по своим законам, диктуя нашему миру свои собственные.

Ментальность и характер

Мы часто подвергаем оценке и анализу особые черты ментальности и характера народов, не обращая внимание на существенные детали, которые нам кажутся мелкими и незначительными. Эти небольшие детали на самом деле несут в себе ту самую важную информацию, которая не высвобождается и, естественно, не учитывается нами при составлении общей картины. Зачастую, сравнивая национальную ментальность казаков и русских, принимаем во внимание те свойства и качества, которые не могут быть по своей значимости несущими и характеризующими народ в целом.

Иногда, наблюдая за диспутами русских людей ,в частности русских патриотов, националистов и монархистов мне доводилось видеть проявление одной национальной черты этого народа – не родственности. Родственность, как ощущение близости соплеменников, объединенных всеми совокупными качествами, которые присущи одному народу.

Самобытный народ, Казаки, в начале 21 века вдруг начал выходить из сомнамбулического состояния, летаргического сна на яву. Как будто и не было 15 лет казачьей политической фронды, метаний, терзаний, суетливой борьбы за нечто близкое, но неуловимое – казачью идею.

Смутность понимания и ощущения себя в потоке времени и пространства роднит казаков с русской ментальностью Эти „почему”, эти „зачем”, эти „во имя чего”. Так же как и они, казаки спрашивают себя – кто мы? И тут же утверждаются с гордостью. Но кто эти „кто” - вот в чем вопрос? Не те, кто воевал за жизнь в 1918 и не те, кто погибал в 1945 и гнил в лагерях. Это не мы, мы – уже другие. Да, все изменилось, как пыль уходит в прошлое этно–сословное мышление, на его место пламенным и ослепительным потоком хлынуло молодое национальное самосознание. Бурный поток идей, переоценка ценностей, переоценка национальной истории. Начало 21 века это – Казачья весна!

Пробуждение.

Но наши вопросы о прошлом и будущем народа не умозрительно отвлеченные, не оторвано–философские, они – поиск основ и фундамента для жизни, стремление к твердой почве, с которой можно будет сделать рывок. И каждый казак, ощущая эту твердость, теряет свой "страх" одиночества и потерянности среди тысяч инородцев, среди голосов и красок чужих культур, понимая, что начался путь к источнику, путь к национальному единству.

Среди чужих, но близких лиц, среди инородцев – хороших людей протекает жизнь современного казака, оторванного от своего прошлого, стертым временем у поколения предков. Но где–то в глубине ворошится неведомое стремление оказаться в среде своих, мыслить в полную силу, обсуждать идеи, идущие из глубины души, а не то окружающее, с чем свыкся. В результате этой внутренней дисгармонии и борьбы рождается стремление жить и строить свой казачий мир.

Жизнь по обыкновению течет полноводной рекой, за берегами которой лежат притягательные по своей силе реальности. Но сам поток слишком умиротворяющ, привычен, желание выйти из него пока что не непреодолимо. Не стоит вопрос ради чего нужно меняться, не стоит вопрос, куда и каким путем надо идти, всегда встает извечный вопрос - с кем. Старые стереотипы мышления довлеют над сознанием, новые еще играют свое новоселье и не стали органичными. Но национальная идея уже живет в каждом казаке, для кого мысли о будущем нации неразделимы с мыслями о будущем собственной личности.

Казачья национальная идея

Сегодня казачья национальная Идея это уже данность, от которой не могут отвернуться, как противники становления нашего народа, так и неверующие в ее реальность наши пробуждающиеся соплеменники и сторонники. Ее позитивное воздействие видно невооруженным глазом. Национальная Идея пробуждает у наших соплеменников чувство национального самосознания, а значит и национальную культуру, формирует национальный характер, а значит, укрепляет личность, способствует осознанию важности изучения своего Рода, а значит уважение к истории, к своим потомкам. Таких позитивных моментов и плюсов можно перечислить множество. Одним из самых главных моментов можно было бы выделить то, что к национальной казачьей Идее проявляет пристальное внимание наша молодежь. И всякий, кто утверждает, что казачий народ – фикция, противоречит в соответствии с этим фактом здравому смыслу. Нелепые утверждения о том, что казаки способны только формировать военные клубы и ходить в сословной форме начала 20 века сталкиваются с фактами существования казачьей национальной интеллигенции, предпринимателями, трудящимися в самых разнообразных отраслях деятельности, представителями науки, искусства и спорта. Впрочем, те клише и стереотипы, которыми меряют казачий народ, покамест нас мало волнуют. В конце концов, толпа неверующих и незрячих исторически существовала всегда и пыталась в своем бездействии глазеть и обсуждать, а также порицать любое необычное явление, происходящее на ее глазах. В конце концов, наши усилия направлены не на то, чтобы кому–то что–то доказать, а прежде всего на усиление позиций своего народа.

Сегодня каждый из наших соплеменников, кто делает первые шаги по восстановлению своей истории Рода, сталкивается с чередой исторических фактов непрестанной борьбы нашего народа за жизнь. Сегодня каждому из казачьих потомков требуется мужество для понимания того факта, что казачий народ, его народ, выковывал свой национальный характер в непрестанной борьбе за свое существование. Потому что, изучая историю нашего народа, неизбежно приходишь к развилке в пути своего дальнейшего существования - или жить как прежде или начать жить в соответствии с той ответственностью, которая возлагается историей на каждого казака за судьбу своего народа. Этот выбор может сделать только сам человек, в силу тех обстоятельств, которые диктуют определенную нагрузку для личности. Здесь, именно в этом выборе и лежит граница между казачьей ментальностью и всеми остальными. Бремя вольного человека, бремя человека ответственного, бремя человека жесткого, бремя человека памятливого, бремя человека стремящегося к мудрости и познанию – вот что такое казачий национальный характер. Чужаки же или представители клубов по интересам видят лишь: антураж, лубок, внешнюю сторону жизни казачества, которую ко всему прочему сейчас формируют, как раз-таки не этнические казаки. Чужаки видят лишь в казачестве сейчас некоторую воинствующую массу людей, одевающуюся по любым меркам в историческую форму, и судят по ним обо всех казаках.

Но и здесь наступает переломный момент, первая фаза, когда само национальное развитие нашего народа и формирование национальной Идеи отделяет зерна от плевел. И любой представитель народа, кто серьезным образом формирует в себе национальный характер, следует национальным законам нашей культуры, сам силой своих внутренних преобразований проводит межу между представителем казачьего народа и людьми, желающими показаковать в сословной форме.

Чем серьезнее и глубинней происходящие процессы формирования нашего национального характера в каждом из нас, тем основательней и фундаментальней будет происходить становление казачьего народа. Тем меньше будет почвы для ошибок, потрясений и разочарования.

Во взаимоотношениях с русским народом у нас были разные периоды, нет смысла повторяться, что для казаков они были в большой мере тяжелы, а порой даже смертельны для существования. Но сейчас хотелось бы осветить те, на мой взгляд, ключевые моменты, которые пролегают красной нитью через всю историю этих взаимоотношений.

Нашему национальному характеру свойственны такие качества как упорядоченность взглядов, верность национальным ценностям, внутренняя дисциплинированность, организованность душевных и психических черт, воинственность, прагматичность, острое ощущение Воли как жизненной необходимости (ныне ее называют свободой) и др. Это то, что нас выделяет среди других народов. А также четко выраженные качества гордости, достоинства, самообладания, порывистости и свободы Духа. Это те качества, которые мы должны сохранять и беречь.

Русские, а также русские казаки (по ментальности суть одно и тоже) не могут не испытывать раздражения и возмущения от осознания того, что то что было несколько сот лет частью ИХ мира вдруг оказалось свободным и даже чуждым их привычному представлению о казаках. Зачастую, казакам, вставших на путь собственного самобытного и самостоятельного развития, русские казаки предрекают смерть и забвение. Бросая Россию, (имеются в виду русских ) говорят они - вы делаете шаг в стан врагов ее (звучит как угроза - предупреждение), а значит предаете 200 летнюю верную службу России (давление на то, что казаки знают только историю служения казачьего сословия в пределах 200 лет) По существу стремление казачьего народа выжить как народу пресекаются такими радетелями и доброхотами на корню.

Казачий шлях и доктрина имперского господства великороссов

Сохранение казаками своей самобытности, стремление встать на свой национальный шлях для русского имперца – зло. Радостное со слезами и воодушевлением желание служить России на границах и в ДНД добровольный народный дружинник без всяких намеков на сохранение и развитие своей национальной культуры, а по сути путь к ассимиляции казаков для русского имперца – абсолютное добро. Что же получается по взглядам русских имперцев? Получается несколько миллионов казаков, как особая русская часть народа, имеет свое будущее для русских только с чисто утилитарной точки зрения. Служишь – казак, не служишь – враг народа. Страшилки о том, что если казаки встанут на собственный путь развития, то будут уничтожены другими народами разного калибра, суть, рассчитаны на слабоумных. Разве не в 1918 году, когда великороссы сошли с ума в прямом и переносном смысле по отношении к самим себе – разве не они свирепствовали по отношению к казакам? И разве не казачий народ пытался их вразумить? Сегодня русские патриоты так раздули вопрос кавказофобии, что у всех при слове Кавказ и кавказцы (речь о северокавказцах) мелькают картинки демонического характера с перспективой уничтожения всех россиян. Такое впечатление, что кавказцы все людоеды, спящие на одеяле из пластида, вместо подушки, использующие пояс шахида. Только казаки как коренной кавказский народ знают, что при всей резне, которую обоюдно устраивали как горцы, так и казаки по отношению друг к другу не приносили столь ужасающих потерь в численности для нашего народа, сколь понесли ее от русских богатырей Петра 1, русских богатырей Ленина. Конечно за период войны 1918 – 20, 1920 – 1930 годов русские отбиваются, как могут, дескать, евреи всех ваших побили, и нам досталось. Сказки для детей. Ну, да Бог с этим, пусть тешат свою совесть. Но вот за геноцид против казаков до 1917 года периодически осуществлявшийся царями, начиная с Петра Первого, кто будет отвечать? Так что страшилками этими пусть пугают своих детишек в детсадах. Казакам порой предлагают все забыть, начать жизнь с чистого листа. Но таким людям хочется задать вопрос: хотели бы они потерять память в зрелом возрасте и начать жизнь с нуля? Ни друзей, ни врагов, ни любимых, ни родимых, все наживное. Думаю, ответ однозначен.

Если уж и суждено казачьему народу сойти с политической арены борьбы народов, то этот путь точно не будет путем смерти деградировавших и ассимилированных кем бы то ни было казачьих потомков. Хотя русские имперцы расписывают сусальным золотом будущее казачества, если оно возьмет на себя нелегкую ношу – вытащить всю Россию из болота? Если часть русского народа вытащит остальной кусок этого народа из того, куда вечно этот кусок попадает, тогда у этой части будет шанс. Шанс слиться с основным русским национальным телом? Путь ассимиляции – жизнь, путь национальной обособленности и замкнутости в себе смерть, - в общем-то простая логика у русских националистов.

А кто сказал, что казаки выберут этот путь позора ради призрачной видимости жизни любой ценой? Кто зомбирует казаков установкой, что всякое стремление казаков сохранить свою национальную культуру – дорога в Ад?.

В 1908 году на Российской политической арене существовало ряд русских националистических организаций, организаций массовых, в которых участвовали представители всех социальных классов русского народа. Это были действительно довольно сильные организации с выраженным национальным характером. Михаил Осипович Меньшиков ( 1859 – 1918 ) был одним из участников такого движения, - Всероссийского национального союза. Будучи публицистом, идеологом, хорошим оратором, Меньшиков оказал огромное влияние на становление русской национальной идеи в то время. Заглянем в 1908 год глазами русского имперца и националиста Михаила Осиповича Меньшикова: " Я лично убежден, что не инородцы нуждаются в автономии окраин, а Россия в ней нуждается. Именно Россия должна делать все возможное, чтобы ее оставили в покое, чтобы не захватывали хозяйского господства под нашей же крышей". Далее еще более ясно и откровенно: "Мы, русские, нуждаемся в общечеловеческом опыте и принимаем все, что цивилизация дает бесспорно полезного. Но Россия в данный момент ее развития совершенно не нуждается в услугах инородцев, особенно таких, которых фальсификаторская репутация установлена прочно. Россия для - русских и русские – для России. Довольно великой стране быть гостеприимным телом для паразитов. Довольно быть жертвой и материалом для укрепления своих врагов" *

Россия была уже больна национальным вопросом в начале 20 века, сейчас эта болезнь проистекает в еще более тяжелой форме. Как и без малого 100 лет назад русские националисты идут старой проторенной дорогой не обращая внимания на предостережения и советы своих талантливых предков..

Можно понять русского националиста и имперца Меньшикова, который с болью в душе переживал муки своего народа 98 лет назад. Но если смотреть на те же самые процессы глазами не русских,(казаков), о которых пишет Михаил Осипович, то обнаружится совсем другая картина. Россия на протяжении истории своего формирования завоевывала многие народы. Зачастую вынуждая сопротивлявшихся "добровольно" войти в свой состав, порой ставя завоеванный народ в положение – между молотом и наковальней. Или с нами или нигде. Далее шла ассимиляция этих народов. Постепенно завоеванным инородцам прививался русский язык, русская общечеловеческая субкультура, русское мировоззрение. Новые поколения инородцев уже воспитывались в империи как ее послушные дети с любовью и беззаветной храбростью, отдавая в последствии свои жизни на полях сражений за ее Славу и Величие. Но видно что–то не хватало в Русской Идее господства. Завоеванные народы до конца необрусевали, сохраняли свой язык, культуру и традиции к моменту формирования наций в 18 веке стали обозначать свои собственные национальные интересы.

Мудрый был русский человек Михаил Осипович, смотрел стратегически и в корень национальной проблемы, правда, не как русский националист, а как русский национал–имперец. В общем-то те же самые беды, что и сегодня лежат в русской идеологической "авоське". На те же самые грабли наступает русский имперец, мечтая о величии своего народа.

Выселить всех инородцев, которые не ассимилировались – вот основной рецепт. Всем инородцам черту оседлости. Территории "освоенные" оставить, инородцев выселить. И постоянное искреннее возмущение: как же это так, мы несем темным не русским массам культуру и просвещение, заводы инфраструктуру строим, а они!? А как же вы хотели? Бомбить, разрушать уничтожать народы на землях, не принадлежащих вам и получать благодарность!? Любой хозяин будет защищать свой дом, свой род, свой народ, земли своих предков. Они хотят, чтобы мы забыли, как они нам стали "родственниками". Мы не забыли, какую цену заплатил казачий народ, чтобы в 21 веке великороссы называли его "лучшей частью русского народа". Пусть ОНИ и дальше нас считают своей частью, со временем это заблуждение превратится в фатальную ошибку в политике. Фатализм в данном вопросе всего лишь понимание того, что национальная политика великороссов все так же остается косной, догматичной и господско–имперской. Но, даст Бог, они все же поймут, что лучше заниматься своим народом, чем забываться в грезах о всеобщем панславяно–тюркском братстве.

Казаков при политике расказачивания не выселяли, то есть выселяли, но окончательно, на тот свет. Если бы как и чеченцев только выселили миллион, навряд ли ныне горела эта ненависть, оценили бы "доброту". Все таки как не как родственники где–то в чем–то. Но не выселили, стерли половину, которая не могла спокойно смотреть, как хозяйничают пролетарские массы в их курене. Если на все это смотреть с точки зрения русских национал–патриотов по их теории о казачестве как лучшей части русского народа, то волосы встанут дыбом. Это ж как же надо себя любить, чтобы лучшую свою часть - да под нож. Вроде как лучшей частью называют, а, судя по истории, ножом полосуют как вечно исторически инородное. На словах – НАШИ, на деле – нож в спину. Нет, ни лучшей, ни худшей и никакой вообще частью этого „по–своему хорошего” народа казаки никогда не были. А то, что за 200 лет сословного котла наварили русских казаков, нехай забирают, не жалко.

Наше политическое кредо

Сегодня часто можно услышать от исследователей казачьего народа нелестные отзывы о вновь пробудившимся течении - Вольноказачьем. Исследователи разных научных направлений определяют их как автономистов и казакийцев.

В основном это не критика, а шельмование, согласен, порой и обоснованное. Благодаря критике со стороны идеологи Вольноказачьего движения учатся, пересматривают в чем–то свои позиции, усиливают свою точку зрения новыми спектрами задач. Основным камнем преткновения такой критики мы можем обозначить подход к освещению тех или иных исторических фактов, частей казачьей истории, которую автономистам приходится освещать. Почему же автономисты и казакийцы подают свою точки зрения именно так радикально, иной раз гиперболизировано? Да, мы не подаем чистую историю в ее данности, порой, обозначая один факт, мы локализуем и освещаем его с высоты национальной проблематики. Гиперболизируем.

Мы не можем себе позволить подход объективистский, мы не можем себе позволить освещать национальную историю с точки зрения человека вставшего над сторонами, над общей проблематикой вопроса. Это непозволительная роскошь. Суть заключается лишь в том, что, например, исследователь историк обязан в русле традиционной исторической школы оперировать фактами, основывающимися на источники, лишь только на них. Он не может себе позволить сделать шаг в сторону. встать на позицию "предвзятости", хотя, безусловно по характеру исследований зачастую бывает понятна идеологическая позиция автора.

Но именно на границе предвзятости именно на границе нейтрального освещения истории и истории, которая обозначается, как структура призванная усилить народ, пробуждать его пассионарную силу и лежит тот Рубикон, который отделяет идеолога и чистого научного исследователя. Историки в русле традиционной школы могут найти новые факты, осветить историю с учетом этих фактом с новой точки зрения, нежели это было раньше принято, но сделать исторический прорыв, сделать матрицу стратегии национального развития на основе изучения истории народа зачастую не способны. И не потому что нет потенциала и не потому что не желают, все дело в позиции, той острой грани, которая отделяет чистого исследователя от первопроходца, вставшего на путь непроторенный. Таким в казачьей историографии был Евграф Савельев. Я часто слышал о нем отзывы в том плане, что данный историк всего лишь публицист, сказочник, несерьезный историк и исследователь. Такие эпитеты как раз таки и получает любой, кто пишет, и вскрывает исторические факты, стоя не над ситуацией, а физически и ментально находится в ней. Да, тут нет места беспристрастности, но тут нет места и для безликости, неодухотворенности. Читая труды Савельева, сразу чувствуешь, как автор занял четкую национальную позицию в том плане, что первым решился рассматривать историю казачества не как сословия, а как древнего и самобытного народа. За что и претерпел от авторитетных историков и научных корифеев хулу, но приобрел неувядаемую любовь и славу в памяти потомков, стал подлинно национальным историком.

Что может быть главнее для историка искренне любящего свой народ, который дал ему жизнь, чем признание и любовь потомков? На мой взгляд, ничего более ценного, чем признание твоего труда своими соплеменниками, человек и не может пожелать. Это плата за его мужество, за его творческий талант, нестандартность мышления, упорство в отстаивании своей позиции, идеи. Это мужество, впрочем, требуется не только историкам, а любому достойному человеку в любой сфере профессиональной деятельности. Осознавая в какую эпоху и при каких условиях Евграф Савельев писал древнюю историю казачества, можно лишь только учиться у нашего соплеменника как надо жить, как надо отстаивать свои идеи и мысли, несмотря на непонимание своих и огульный свист, и давление чужих.

О казачьей национальной буржуазии

Сегодня можно с уверенностью сказать, что национальная буржуазия как класс в казачьем народе состоялась. Да ,ее еще не видно, ее прослойка не столь сильна, но ее явление – состоявшийся факт. Некоторые наши соплеменники только вышли на путь накопления и оборота капитала. Только сейчас они уже получили вкус той жизни, о которой мечтали когда–то. Ошибаясь и обжигаясь, целеустремленно ,нарабатывая опыт и выживая в жестокой конкуренции, через кровь и пот, они вышли на новый социальный уровень. В этом факте очень много позитивного и показательного для всего казачьего народа. Сама тенденция развития казачьей нации постоянно укрепляется фактами ее усиления во всех областях жизни.

Но говоря о нашей национальной буржуазии, хочу предостеречь ее представителей от некоторых шагов в развитии, которые неизбежно делает молодая буржуазия.

Первый момент слабости любого новорожденного класса, как части нации – головокружение от успехов. Завоевание определенного сегмента рынка, освоение своими силами экологической ниши придает успокоение, несмотря на жесткую конкуренцию и конфронтацию в коммерции наши соплеменники привыкают к тому, что планка, которую они перед собой поставили, взята. Ошибочный взгляд. Выход на уровень мелкого и среднего бизнеса это всего лишь трамплин. Конечно, человеческой психологии свойственно стремление к стабильности, к закреплению достигнутых успехов. Но не стоит забывать о том, что конкуренция в коммерции это не вопрос чистой экономики, это - прежде всего вопрос борьбы политической и национальной. Если наш соплеменник думает, что он завоевал себе благодатную жизнь и равнодушно наблюдает на карабкающихся своих соплеменников, не ассоциируя их борьбу со своей жизнью – он встал на путь деградации.

Ради устойчивости бизнеса люди жертвуют всем: друзьями, личной жизнью, своими принципами, национальными ценностями. Жертва становится в конце концов настолько высока, что приведет данного представителя нации самого на жертвенный алтарь "золотого тельца".

Человек, разменявший все свои жизненные ценности на комфорт, сибаритство и уют, становится рабом, а значит живым покойником. Если ты не контролируешь капитал, то капитал контролирует тебя. Если для тебя капитал это – самоцель, то ты для него становишься средством. Это – политика. Если твой капитал не вскормлен национальной идеей и не питает ее, он будет работать на политическую идею инородцев.

Тот кто говорит, что экономика первична, заведомо лжет. Все определяет политика, а значит – власть. Власть, как распределение ресурсов: человеческих, экономических, финансовых. Тот, кто не понимает этой азбучной истины, обречен работать со своим капиталом на политическую власть, формирующую распределение ресурсов, формирующую социальные идеи манипуляции человеком, который собственно, и создает своим трудом власть и капитал.

Казачья национальная буржуазия должна найти мудрость и мужество осознать политические принципы борьбы народов за жизнь, не отделять свою судьбу от других социальных слоев своей нации. Наша казачья буржуазия должна найти в себе смелость смотреть на борьбу в своем экономическом секторе как на передовую линию фронта, обеспечивая всем продуктивным и пассионарным представителям своей нации почву для борьбы за национальные интересы. Это национальная ответственность.

Связь между национальной буржуазией и национальными общинами, национально–культурными обществами и политическими структурами в будущем неизбежна. Если первые хотят обеспечить будущее своим поколениям, то они хотя бы с таких прагматичных позиций должны обеспечить себе всестороннюю систему национальной безопасности. Конечно, национальной буржуазии придется в первое время не сладко. Инвестиции в нацию окупятся со временем сторицей. Инвестируя в науку, получат систему новых открытий, систему защиты национального капитала (теоретическую базу). Инвестируя в политические и национально–культурные организации, создадут реальную силу лучших представителей нации во всех сферах жизни.

Система взаимоответственности социальных слоев внутри национального организма должна формироваться уже сейчас. Из первых семян брошенных в плодородную почву казачьего народа вырастут сильные побеги, которые станут прочной основой жизнедеятельности нации в завтрашнем дне.

Тот, кто по своей ограниченности отказывается вкладывать в жизнь своей нации в надежде прожить обособленно, завтра будет заставлен платить вдвойне чужеродным политическим кланам или вообще будет скинут с тех позиций, к которым смог прорваться, пройдя длительный путь борьбы и лишений.

Так пусть же этот Путь, пройденный казачьей национальной буржуазией, не будет напрасным!

  • М.О Меньшиков, Письма к русской нации М.2000

Для попавших на страницу из поисковика - перейдите к просмотру раздела по этой ссылке
На главную страницу сайта